Гaзeтa 'Обнинск' (с 1957 по 1991 - 'Вперёд')



Гaзeтa, которой доверяют.

Гaзeтa Обнинск - городская газета города Обнинска
Поиск по сайту


    
  электронная версия газеты создана при финансовой поддержке ОЦНТ

Регион

Похождения бравого корнета Савина


На рубеже ХIХ и ХХ веков со страниц газет (не только российских, но и европейских, и даже американских) не сходило имя уроженца Боровского уезда – Николая Герасимовича Савина. Без сомнения, это был очень талантливый человек, но талант у него был особого рода – авантюрно-криминальный. Отставной корнет Савин, он же международный авантюрист, известный во многих странах как граф де Тулуз-Лотрек, прожил долгую и бурную жизнь, наполненную громкими аферами и скандалами. Его способности к перевоплощению и организации крупномасштабных махинаций поражали видавших виды полицейских и жандармских сыщиков, были темой для многочисленных сплетен как в аристократических салонах, так и среди обывателей. О Н.Г.Савине ходили невероятные слухи и анекдоты, складывались легенды.

От природы Николай Герасимович Савин был наделён настоящей мужской красотой и острым умом, отличался необыкновенной смелостью и умением находить выход из самых сложных ситуаций. Получив хорошее образование, он обладал широкой эрудицией, знал несколько европейских языков, к тому же был остроумным рассказчиком и без труда становился душой любого, даже самого требовательного общества. Не раз в своей жизни он был безмерно богат, но расставался с деньгами легко и умер в нищете.
Следует заметить, что биографию Николая Герасимовича Савина восстановить сложно, поскольку был он вруном и фантазёром похлеще барона Мюнхгаузена и, что удивительно, в конце-концов, сам начинал верить в то, что придумывал…
Родился Николай Савин 11 января 1855 года в имении Серединском Боровского уезда Калужской губернии, в семье отставного поручика Герасима Сергеевича Савина. Для обучения родители определили его в Катковский лицей в Москве (откуда он бежал после наказания розгами), затем в Петербургский Александровский лицей (был исключён и оттуда). Поступил  юнкером в конную гвардию и с головой окунулся в разгульную жизнь. После ряда скандалов был переведён в Гродненский гусарский полк.
Первый крупный скандал случился в 1874 году. Н.Г.Савин в то время занимал должность адъютанта великого князя Николая Константиновича. Однажды мать великого князя Александра Иосифовна обнаружила в Мраморном дворце пропажу дорогих бриллиантов с оклада одной из икон. Вскоре полиция нашла похищенное в одном из ломбардов Санкт-Петербурга (стоимость заложенного – полмиллиона рублей!). Выяснилось, что организатором кражи был великий князь Николай Константинович, которому понадобились деньги, чтобы ублажить некую танцовщицу Фанни Лир. В некрасивой истории оказались замешаны и адъютанты великого князя. Николая Константиновича объявили сумасшедшим, а корнету Савину пришлось расстаться с военной службой.
Между тем умер Савин-старший, оставив сыну немалое состояние. Наследник, будучи поклонником прекрасного пола, успешно его промотал: дамам сердца он дарил экипажи с лошадьми, дачи и даже дома.
В поисках средств к существованию Николай Герасимович решает вновь поступить на военную службу и записывается добровольцем в 9-й армейский корпус генерал-лейтенанта Криденера, участвовавший в Русско-турецкой войне (1877–1878 гг.). В боях он показал себя храбрым воином, под Плевной получил тяжёлое ранение в руку, но… вновь был уволен со службы. Его обвиняют в незаконном получении страховки за поджог собственного дома. В декабре 1881 года Савин уезжает в Европу.
В Париже корнет объявляет себя политэмигрантом. В многочисленных интервью Савин заявляет, что деньги, вырученные за продажу драгоценных риз с иконы, предназначались для революционных целей. Он становится чрезвычайно популярной персоной, живёт на широкую ногу, играет в казино в Ницце и Монте-Карло. Об остроумных проделках корнета-афериста рассказывают множество историй.
В Монте-Карло, например, он не раз заставлял раскошелиться игорные заведения. Однажды, не имея за душой ни рубля, Савин объявился в казино. Он побродил для вида по залам, где шла игра, затем направился в администрацию заведения и потребовал виатик – ссуду на отъезд, которая выдавалась вконец проигравшемуся посетителю. По правилам казино, человек, получивший виатик, не имел права появляться в игровых залах до погашения ссуды.
Через некоторое время Савин, изменив прическу и костюм, вновь объявляется в казино. Он подходит к рулетке, бросает крупье луидор и что-то тихо произносит по-русски.
– На какой, вы сказали, номер? – переспросил крупье. Посетитель сделал вид, что не расслышал.
Шарик несколько раз обежал по кругу и остановился.
– О! Я выиграл! – громко восклицает Савин.
– Но, месье, вы неясно назвали номер… Я переспросил, а вы не ответили, – принялся возражать крупье.
Разгневанный посетитель начал громко возмущаться:
– Разбой! Грабёж!
Чтобы избежать продолжения скандала и утихомирить разбушевавшегося корнета, ему выдали выигрыш – 720 франков. Впрочем, на прощание инспектор предупредил шантажиста, что больше такой номер не пройдёт.
Прошло ещё какое-то время. Николай Герасимович вновь навестил казино в Монте-Карло. И вновь, обманув бдительность швейцаров, попал в зал. Но там его мигом опознали и предложили немедленно удалиться.
– И не подумаю, – заявил Савин. – Я уйду только при условии, что вы дадите мне тысячу франков на дорогу. А, если не согласитесь, то я сейчас разденусь догола и стану вопить, что меня в этом притоне обобрали до нитки!
Администрация казино предпочла вновь заплатить. Правда, на этот раз Савина доставили на вокзал в сопровождении охранников, которые должны были лично убедиться, что авантюрист сел в поезд.
Случалось, Савину было не на что пообедать. Бравый корнет и тут не унывал. Он отправлялся в дорогой ресторан, плотно и с удовольствием обедал, а когда приходило время расплачиваться, доставал из кармана засахаренного таракана, подкладывал его в десерт и артистично устраивал скандал.
Метрдотель, спасая честь заведения, бормотал извинения, а корнет покидал ресторан, естественно, не заплатив.
Скандальная известность Савина во Франции становилась всё громче, а желающих вернуть одолженные ему деньги, всё больше. К тому же случилась очередная неприятность: Николай Герасимович избил полицейского офицера и угодил в тюрьму. Впрочем, ненадолго, оттуда он вскоре сбежит и отправится путешествовать из страны в страну, оставляя повсюду многочисленных кредиторов, старательно избегая (правда, не всегда это получается) встреч с полицией Пруссии, Бельгии, Голландии… Наконец, добирается до Америки….
В Сан-Франциско Савин объявляет себя графом де Тулуз-Лотреком: уверяет, что это имя получил, когда после смерти отца был усыновлён дядей, носившим графский титул (и даже ухитрился выправить себе подлинный паспорт на новое имя). Снял роскошные апартаменты в гостинице, а в интервью журналистам сообщил, что приехал в качестве представителя русского правительства, чтобы разместить в Калифорнии крупные заказы для строительства Транссибирской магистрали. Виднейшие американские промышленники и финансисты стремились завязать знакомство с графом, предлагали солидные авансы за посредничество. Однако их ждало серьёзное разочарование. Новоявленный граф, собрав неплохой «урожай» в виде авансов и взяток, внезапно исчез.
Ещё одна крупная авантюра Савина связана с солнечной Италией. Местные газеты писали о том, что боеготовность итальянской армии находится под угрозой, поскольку конный парк требует обновления. Отставной корнет неплохо разбирался в лошадях. Представившись богатым российским коннозаводчиком, Николай Герасимович добивается деловой встречи с руководством страны. Респектабельный и обаятельный русский, свободно говоривший на итальянском, предложил подробный и весьма дельный план по обновлению конного парка армии. План рассмотрела Особая комиссия при итальянском военном министерстве в Риме и признала его разумным и выгодным. Российскому “коннозаводчику” была поручена поставка лошадей, выделены огромные средства для закупки. Дела, между прочим, у новоявленного предпринимателя шли очень даже неплохо. Но, к удивлению и растерянности итальянского правительства, неожиданно поставщик бесследно исчез из Рима, прихватив с собой большую сумму денег.
Самое громкое «дело» корнета Савина связано с его пребыванием в Болгарии. Завязав знакомство с чиновниками высокого ранга, он пообещал правительству содействие в получении французского займа на солидную сумму. В ту пору болгарский престол был пуст, и по этому поводу в Софии шла ожесточенная борьба различных партий и группировок. Неожиданно вакантное место болгарский министр-президент Стефан Стамбулов предлагает графу де Тулуз-Лотреку. Корнет получает реальную возможность стать болгарским князем (царём). Заманчивое предложение Николай Герасимович принимает и даже отправляется в Константинополь, где его представили султану Абдул-Гамиду в качестве будущего кандидата на болгарский трон. Занять престол Савину не довелось, помешал случай. Авантюриста опознал парикмахер, ранее служивший в Петербурге и знавший его в лицо. Перед корнетом замаячила тюрьма, пребывание в которой не входило в его планы. Из отеля претендент на престол выехал за полчаса до появления полиции.
Впрочем, на следующий день он всё же был задержан и репатриирован в Россию. Савина осудили на поселение в ссылку, откуда он бежал, после поимки снова отправлен на поселение и некоторое время жил в Красноярске.
Между этими крупными авантюрами корнет то и дело «шалит» по мелочам. Так, ходили слухи, что Савин ухитрился продать англичанам за несколько тысяч рублей леса Исаакиевского собора. В знаменитом соборе заканчивались ремонтные работы, строительные леса уже планировали снимать. И тут к собору подкатывает красавец-корнет, представляется подрядчику: «Я – граф де Тулуз-Лотрек, желаю осмотреть постройки». Подрядчик повел графа по всем лесам. Уходя, визитёр заявил: «Завтра друзей заграничных приведу». Действительно, привёл. Два англичанина тоже по лесам полазили. А поутру к собору подкатили подводы. Приехавшие на них мужики начали разбирать леса. Подрядчик в крик, а англичанин, что с подводами прибыл, бумагу предъявляет – купчую на леса. Стали разбираться, выяснили, что это в очередной раз корнет Савин свои финансовые дела поправлял.
А вот что пишут о приключениях корнета газеты того времени.
7 августа 1894 года газета «Енисейский листок» (Красноярский край) печатает жалобу некоего Андрея Поликарпова-Щербинина на ссыльного корнета:
«1 августа Савин зашёл ко мне в шапочный магазин за получением отданных в чистку трёх чехлов от летней фуражки. Савин, не желая, вероятно, платить деньги, начал кричать, что чехлы плохо вычищены, стал бранить и поносить меня, махая кулаком, толкнул меня в зубы, разбивши нижнюю губу до крови. После этого, опасаясь быть отправленным в полицейскую часть, Савин поспешно ушёл из магазина. Я же подал прошение о привлечении Савина к уголовной ответственности».
16 декабря 1894 года, газета «Енисей» (г. Ачинск):
«Наш город осчастливил своим посещением известный читающей публике бывший претендент на болгарский престол г-н Савин. Он где-то вблизи устраивает по какой-то новейшей системе винокуренный завод. Назвавшись французом и сообщив, что имение его приносит 9000 годового дохода, он послал к нашему богачу Д-ву занять 2000 рублей. Потом запродал 5000 вёдер несуществующего спирта с небывалого завода и т. п. Недурно было бы принять меры против такого гуся, уже высланного из Красноярска»…
(Продолжение в следующем номере газеты).

Н.ЗАМАХИНА.
На снимке: портрет Н.К.Савина с автографом. 1918 год (опубликован в газете «СМ Номер один» 7.04.2005 г., г. Иркутск).



Газета Обнинск / Архив / Архив номеров / №101-102 (3003-3003) / Контакты Создание сайта: www.Обнинск.name